УЧЕТ ХАРАКТЕРА И СТЕПЕНИ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ СОВЕРШЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Бачманова М.О. Статья в формате PDF 298 KB

Вопрос учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления является дискуссионным в науке уголовного права. 

Общественная опасность, по мнению Л.Л. Кругликова, - это величина переменная, она зависит от многих факторов объективного и субъективного порядка, и в первую очередь от таких объективных признаков, как ценность объекта, на который осуществляется посягательство, объем вреда и степень возможности его причинения, и др. Опасность преступлений, продолжает Л.Л. Кругликов, состоит в том, что они нарушают условия существования общества, направлены против основных социальных ценностей, причиняя вред правопорядку либо создавая угрозу причинения такого вреда[1].

Пленум Верховного Суда РФ в нескольких постановлениях не только обращал внимание судов на необходимость всестороннего учета при назначении наказания характера общественной опасности преступления, но называл определяющие его факторы. Например, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 40 от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» отмечается, что «характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений»[2]. А в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» говорится о том, что «согласно ст. 6 УК РФ справедливость назначенного подсудимого наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного»[3].

Пленум Верховного Суда в своих постановлениях неоднократно сообщал судам, чем именно должна определяться степень общественной опасности преступления. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 июня 1979 г. с последующими изменениями «О практике применения судами общих начал назначения наказания» отмечается, что «при определении степени общественной опасности совершенного преступления следует исходить из совокупности всех обстоятельств, при которых было совершено конкретное преступное деяние (форма вины, мотивы, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников в преступлении и др.)»[4]. Предложенный Верховным Судом перечень является достаточно полным, хотя и не является исчерпывающим.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания» предложен уже более узкий перечень факторов, определяющих степень общественной опасности преступления: степень осуществления преступного намерения, способ совершения преступления, размер вреда или тяжесть наступивших последствий, роль подсудимого при совершении преступления в соучастии[5].

Важно отметить, что характер и степень общественной опасности преступления выражают две стороны общественной опасности преступления - качественную и количественную. Наркотические средства, психотропные вещества и их аналоги как предметы материального мира имеют не только качественные, но и количественные характеристики. Количество наркотического средства или психотропного вещества, находящегося в незаконном обороте, не только является одним из критериев отнесения деяния к категории преступлений, но и влияет на квалификацию действий субъекта. Суд в описательной части приговора должен не только упомянуть, характер и степень общественной опасности преступления, но и назвать определяющие их критерии.

Например, Селезнев С.А. совершил незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере, суд при вынесении обвинительного приговора учитывает характер и степень общественной опасности - совершенно умышленное тяжкое преступление. С учетом обстоятельств установленных по делу и личности виновного, который совершил преступление впервые, имеет постоянную работу, проживает в семье, раскаивается в содеянном, по делу отсутствуют обстоятельства, отягчающие наказание, суд приходит к выводу о возможности назначения Селезневу С.А. условного наказания в виде лишения свободы с возложением на него обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ. Учитывая характер и степень общественной опасности совершенного Селезневым С.А. деяния, его имущественное положение, суд считает необходимым применить предусмотренное законом дополнительное наказание в виде штрафа, которое будет способствовать его исправлению.

Или, например, по делу Мальцева, обвиняемого по ч. 1ст. 228 УК РФ, определяя ему наказание, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного так: совершено преступление средней тяжести, Мальцев не работает, отрицательно характеризуется по месту жительства, имеет зависимость от наркотиков, учитывая, что он ранее отбывал лишение свободы.

При таких обстоятельствах суд посчитал возможным его перевоспитание только в условиях изоляции от общества и назначил ему наказание в виде одного года лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии строго режима[6].

В данном деле имеется судебная ошибка, которая заключается в том, что суд при назначении наказания ссылается на одну из целей наказания - перевоспитание осужденного. Это является неверным положением, т.к. одна из целей назначения наказания - не перевоспитание, а исправление осужденного. В ст. 9 УИК РФ закреплено понятие исправления: «исправление осужденного - это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения».

По делу Овечкина, обвиняемого в совершении преступления по ч. 3 «б» ст. 228.1 УК РФ, суд при назначении наказания «учитывает повышенную общественную опасность совершенного преступления»[7]. В данном примере наглядно видно как иногда суды пренебрегают общими началами назначения наказания. Вместо того, что бы конкретно указать характер и степень общественной опасности, судья «отписался» такой вот неуместной формулировкой.

А по делу Мерешко, совершившего преступление предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд в приговоре указал, что при назначении наказания учитывает характер и степень общественной опасности, что в соответствии со ст. 15 УК РФ преступление является тяжким[8].

А вот по делу Фурманов А.А. совершил незаконное приобретение, и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере. По месту жительства Фурманов А.А. характеризуется положительно, проживает с женой и малолетней дочерью у матери пенсионерки, является трудоспособным лицом, однако постоянной работы и источника дохода не имеет. С 1989 г. состоит на учете у врача нарколога с диагнозом: синдром зависимости от сочетанного употребления наркотиков, средняя стадия. На учете у врача психиатра не состоит.

С учетом обстоятельств, установленных по делу и личности виновного суд приходит к выводу о возможности назначения Фурманову А.А. наказания не связанного с лишением свободы. При этом суд учитывает имущественное положение его семьи. В связи с отсутствием у Фурманова А.А. постоянной работы и наличием малолетнего ребенка, суд находит невозможным назначение меры наказания в виде штрафа и считает необходимым назначить ему наказание в виде исправительных работ с удержанием в доход государства части заработка. С учетом пагубного пристрастия Фурманова А.А. к наркотическим средствам, суд приходит к выводу о том, что его исправление возможно только путем реального исполнения указанной меры наказания в виде двух лет исправительных работ с удержанием 10 процентов из заработка в доход государства[9].

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что суды не всегда учитывают характер и степень совершенного преступления, хотя могут и должны учитывать, т.к. данное положение следует из рекомендаций Пленума Верховного Суда РФ. Суд должен при назначении наказания подробно и более внимательно изучить дело и только после этого, в соответствии с характером и степенью общественной опасностью назначать наказание подсудимому.

Итак, в приговоре характер общественной опасности может найти отражение в следующем: указывается категория преступления в мотивировочной части приговора, непосредственно вид преступления (т.е. производится квалификация). Например, незаконное приобретение и незаконное производство наркотических средств , психотропных веществ, и их аналогов, направлены на один и тот же объект преступного посягательства является здоровье населения, т.е. совокупность общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни многих людей, но, тем не менее, производство является более опасным преступление, т.к. характер общественной опасности выше, чем незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов.

В свою очередь, степень общественной опасности целесообразно связывать с формой и видом вины, мотивами и целями совершения преступления, обстановкой преступления, характером вреда и тяжестью наступивших последствий.


[1]  Энциклопедия уголовного права. Т. 9. Назначение наказания. СПб., 2008. С. 243.
[2]  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 8. С. 2-3.
[3]  Российская газета. 2007. 24 января.
[4]  Сборник   постановлений   Пленумов   Верховного   Суда   СССР   и   РФ (РСФСР). М., 1997.
[5]  Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 8. С. 3.

[6]  Архив Кропоткинского городского суда Краснодарского края. Уголовное дело № 1-120/2006.
[7]  Архив Гулькевического районного суда Краснодарского края. Уголовное дело № 1-244/2005.
[8]  Архив Ленинского районного суда города Краснодара. Уголовное дело № 1-845/2001.

[9]  Архив Кропоткинского городского суда Краснодарского края. Уголовное дело № 1-91/2006.






Строительство нового газопровода в Приднестровье начнется с мая в Туле.

Для того, чтобы лично курировать этот вопрос от лица Администрации Президента, в город лично прибыл Константин Анатольевич Чуйченко . Как утверждает глава городской администрации Владимир Коршунов , на Московском проспекте целый квартал ветхого жилого фонда будет снесен для разворачивания промзоны строительства.