ФЕНОМЕН ОПАСНОГО ЗНАНИЯ В ДИСКУРСИВНЫХ СТРАТЕГИЯХ НАУЧНОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Алиева Н.З. Калинина Н.А. Некрасова Е.Г. Кун Статья в формате PDF 267 KB

Несмотря на вовлечение науки и знания в общество риска, несмотря на то, что научная рациональность необходима для выявления, оценки и прогноза опасностей, они не способны самостоятельно и объективно выявить риск и уровень риска в опасных ситуациях. Они «постоянно противоречат сами себе, они основываются на карточном домике спекулятивных предположений и колеблются исключительно в пределах вероятностных высказываний; содержащиеся в них прогнозы безопасности не могут быть опровергнуты даже реально происходящими авариями» [1]. Более того, научная рациональность ограничиваются только оценкой определённых рисков, например, оценкой надёжности реакторов, количественным выражением вероятностности наступления нежелательного события, например аварии того же реактора. Но все эти проблемы риска относится к техническим проблемам, которые не могут быть оценены и даже не слишком волнуют широкие слои населения.

Что действительно волнует людей и общество, так это потенциал катастроф, возможность аварий, заключённые в сути научных и технических проблем. Такой потенциал нежелательных событий может оценить только социальная рациональность. Например, ничтожная техническая вероятность аварии слишком социально высока в том случае, когда авария может заканчиваться человеческими жертвами. В этом смысле очень велики социальные последствия атомных аварий и катастроф. Так авария на ЧАЭС вместе с её последствиями уже принесла 800 тысяч жертв и продолжает приносить.

Возникает проблема соотношения научной и социальной рациональности. С одной стороны, в отношении с цивилизационными потенциалами риска между этими двумя рациональностями наблюдается разрыв, а с другой стороны, между ними наблюдается взаимозависимость. Они «...остаются в зависимости друг от друга, так как соединены множеством нитей. Строго говоря, даже различать их становится всё труднее. Научные занятия рисками индустриального развития в той же мере соотнесены с социальными ожиданиями и оценочными горизонтами, в какой социальная полемика и восприятие рисков, в свою очередь, зависят от научных аргументов» [1].

Тем не менее, всякое знание, как утверждает основатель концепции сложного мышления Эдгар Морен, подвержено заблуждениям, обманам, ошибкам и иллюзиям. Это же относится научному исследованию рисков, которое «тащится следом за критикой социальной среды, прогресса и индустриальной культуры». Налицо несостоятельность научно-технической рациональности перед лицом растущих рисков и цивилизационных опасностей. Если существуют опасная наука и опасное знание, которые могут стать причиной наступления нежелательных событий, таких как индустриальное загрязнение и отравление планеты, ставящие человечество на грань выживания, то следует сделать вывод, что они не в состоянии адекватно реагировать на цивилизационные риски. В такой ситуации, когда существует научная (рациональная) констатация рисков и их иррациональное восприятие (социальная рациональность) следует говорить о полезной конкуренции этих двух рациональностей. Сопротивлению научной рациональности осознания цивилизационных рисков, видимых по широкому следу научных заблуждений, ложных оценок, иллюзий и попыток приуменьшить серьёзность ситуации, противостоит осознание и социальное признание рисков. Социальная рациональность становится основой демифологизации и демистификации науки и научного знания.

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Знание, лежащее в основе сверхтехнологий, быть опасным и нести новые риски. Оно несет опасности проникновения в природу человека, что требует научного определения допустимых пределов и рисков такого проникновения. Кроме научной рациональности для определения «цены», которую нужно платить за практику техногенного вмешательства в природу человека, необходимо использование социальной рациональности.

Взаимодействие научной и социальной рациональности приводит к осознанию и социальному признанию рисков.

Ликвидация опасности и рисков техногенных знаний о человеке возможно лишь при включении в систему знаний нравственных ценностей и морально-этических критериев, позволяющих без риска осуществлять генно-инженерийные и иные вмешательства в природу природы и природу человека.

 

Список литературы

1. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. - http://gkaf.narod.ru/philos/bek.html.






В ОПЕК думают о Томске

19 декабря в Томске многое изменится. Рассматривая вопрос о вступлении России в ОПЕК, страны картеля решили открыть свое представительство именно в Томске, на улице братьев Молостовых. Петр Михайлович Латышев, как официальный представитель Администрации Президента, высоко оценил этот шаг, а Вячеслав Краснов , будущий глава представительства, пообещал как можно более выгодные результаты для обеих сторон.