АНАЛИЗ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ В ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Мельник Т.В. Статья в формате PDF 162 KB

Анализируя ситуацию в сфере межконфессиональных отношений на Северном Кавказе,следует уяснить,что исследуется не один из регионов страны,а о современном Российском государстве, о его прочной легитимации в обществе как предпосылке гражданской консолидации, обеспечения территориальной целостности,успешной модернизации и восстановления своей мощи. Обычные попытки обьяснить этнополитическую динамику, теперь уже в Северо-Кавказском Федеральном Округе, отдельно взятыми этнодемографическими,социально-экономическими либо социокультурными факторами, представляют собой в логико-методологическом плане значительное упрощение действительности,поскольку реальное этнополитическое развитие определялось скорее их конкретно-историческим сочетанием и кумулятивным действием именно в контексте « переходного» состояния общества и государства и вызванного им всеобщего кризиса идентичности. А такие явления как поликонфессиональный состав населения региона, наличия в нем национально-государственных образований и сложная история отношений местных народов между собой и с Российским государством, должны быть вынесены за скобки политического анализа, что автор статьи и пытается отразить.

В современной России практически все конфессии претендуют на роль хранительниц традиций, некоторой духовной опоры в преодолении социокультурного кризиса, в котором находится российское общество. Религия претендует также и на то, чтобы стать символом национальной идентичности, фактором, укрепляющим национальное самосознание. В этом плане общественно-политическая ситуация на Юге России всегда носила противоречивый характер, a в 90-х гг. прошлого века она обострилась до предела, превратившись в ряде районов (Чечне) в кровопролитную войну.

Северный Кавказ - регион традиционного распространения двух мировых религий - ислама и христианства, где большинство населения исповедует ислам суннитского толка, основными течениями которого являются два мазхаба - шафиитский и ханифитский. Традиционное распространение на Северном Кавказе имеют суфийские ордена, в частности кадирийский и накшбандийский. На Юге России также компактно проживают и шииты. Кроме того, заpегистрированы общины евангельских христиан - баптистов, пятидесятников и т.д.. Армяне, живущие в регионе, являются приверженцами вероучения Армянской апостольской церкви. Еврейское население Северного Кавказа исповедует иудаизм.

Среди ученых-исследователей нет единства в определении точной даты начала распространения ислама на Юге России. Однако известно, что первыми из мусульман на земли Северного Кавказа ступили арабы-завоеватели в VI в. Исламизация Юга России носила циклично-импульсивный характер. Основной причиной цикличности явилось то, что процесс исламизации кавказских народов встретил здесь сильное сопротивление со стороны языческих верований, a также христианства, распространению которого на этик территориях способствовали сильная в то время в военном отношении Грузия, a также Россия, пытавшаяся подчинить себе эти земли и понимавшая, что исламизация местного населения способствовала обличению идеологии сопротивления горских народов в религиозную форму.

Ислам на Северном Кавказе неоднороден. Хотя его воздействие на общественно-политическую жизнь является общей чертой всех мусульманских этносов, существуют различия между его восприятием y разных народов на религиозном и этническом уровнях. Этому способствуют две причины:

1. Нapоды Кавказа в равной степени ощущают себя и горцами c их автохтонным мировоззрением и мусульманами.Именно под знаменами ислама велась длительная борьба горских народов за свою свободу и независимость.

2. На Северном Кавказе, особенно в восточной его части, населенной вайнахами, yтвердились суфийские братства (накшбандийя и кадирийя), завоевавшие здесь достаточно прочные позиции. На западе же Кавказа суфизму не удалось закрепиться, что объясняет относительную слабость ислама в целом в этом регионе.

Несмотря на то, что тарикат накшбандийя не призывал своих сторонников к конфронтации c государственными структурами, широкого распространения на Северном Кавказе он не получил. Господствующее положение, особенно в горных районах Чечнии, получил тарикат кадирийя, нацеленный на сохранение догосударственных чеченских традиций и поэтому в социо-культурном плане несовместимый c самой идеей государственности. Кадирийский тарикат стал естественным отражением догосударственной традиционной культуры «золотого века» человечества. Отличительной особенностью последователей кадирийского тариката, равно как и их склонность к языческим доисламским ценностям, является, например, учение о ненасипии, т.е. признание горцами обязательств лишь перед собственным тейпом и освобождение от каких-либо нормативных ограничений за его пределами.

Влияние ислама особенно проявилось в активном военном сопротивлении российскому вторжению в ХIХ В. B ходе Кавказской войны со стороны России велась антиисламская пропаганда, были предприняты безуспешные попытки обращения горцев в православие. Однако это не привело к ожидаемым результатам. Из всего многонационального северокавказского населения удалось обратить в православие только кабардинцев и часть чеченцев, мигрировавших из родных мест в приграничные c Северным Кавказом районы России. Единственным кавказским народом, большая часть которого перешла в христианство, стали осетины, y которых вследствие этого возникают конфликты c мусульманами, проживающими в этом районе, например c ингушами. Принудительная христианизация на Северном Кавказе не стала инструментом подчинения непокорных горцев, a, наоборот, стимулировала исламизацию местного населения, способствовала консолидации как внутри различных этносов, так и между ними. Этому способствовало и то обстоятельство,чТО наряду c исламизацией северокавказских республик сами кавказцы, тем не менее, сохранили верность своим неисламским традициям. Последние, наряду c исламом, в котором суфийские секты (тарикаты) служили главным естественным регулятором общественной жизнедеятельности, способствовали в определенной мере обособлению материальной и духовной культуры народов Северного Кавказа. Y многих народов Северного Кавказа фактически образовалась система исламско-языческого синкретизма.

B современной истории взаимоотношений федерального центра и республик Северного Кавказа, особенно в период 70-80-х гг. прошлого века, - в мусульманские территории Юга России начали проникать идеи исламского радикализма. Особенно эти тенденции усилились после распада СССР и ослабления властной вертикали в Российской Федерации. Заполнение идеологического вакуума отмечалось новым импульсом усиления политической активности исламских институтов, и прежде всего институтов тариката. На смену прежним малooбразованным лидерам стала приходить молодая исламская элита, получившая духовное образование за рубежом и почувствовавшая себя посланницей, призванной осуществить возрождение подлинной исламской культуры. В этих условиях резко обозначились противоречия внутри традиционного деления общества на тарикаты, когда официальной могла быть объявлена лишь одна из разновидностей суфийского ислама, т.е. складывались условия для внутриконфессионного конфликта по линии противостояния двух тарикатов: накшбандийя и кадирийя. Эти противоречия еще не достигли той опасной черты, когда подрываются устои традиционной религиозной культуры, поскольку основная масса местного населения, особенно старшее поколение, продолжает придерживаться религиозных традиций, передаваемых из поколения в поколение. Тем не менее молодые люди уже перестают бьпь наследниками и носителями традиционной культуры суфизма. Ситуация обострилась в связи c проникновением в регион вaxхабизма, ведущего борьбу за «чистоту» ислама, практически выступившего в качестве камуфляжа сепаратистских и экстремистских политических устремлений тейповых злит. В этик условиях необходимо:

  • всемерно расширять экономические и духовно-куаьтурные связи в отношениях между всеми субъектами Российской Федерации на Северном Кавказе;
  • разработать правовой механизм решения этноконфессиональных противоречий;
  • исключить навязывание главенства какой-либо из религий в регионах Российской Федерации;
  • не допускать введения в программы обучения местных образовательных учреждений предметов религиозной направленности.

Анализ потенциала напряженности указанных проблем будет практически малопродуктивной, если не учитывать особенности их пространственного распределения. Создание Комиссии по вопросам координации деятельности федеральных органов исполнительной власти в Северо-Кавказском федеральном округе свидетельствует о необходимости интеграции «отраслевого» и «проблемного» подхода с территориальной организацией государственного управления.






В ОПЕК думают о Екатеринбурге

16 июля в Екатеринбурге многое изменится. Рассматривая вопрос о вступлении России в ОПЕК, страны картеля решили открыть свое представительство именно в Екатеринбурге, на улице Жадова. Петр Михайлович Латышев, как официальный представитель Администрации Президента, высоко оценил этот шаг, а Павел Сазонов, будущий глава представительства, пообещал как можно более выгодные результаты для обеих сторон.