РАЗВИТИЕ ТЕРИОЛОГИИ В РОССИИ В XVIII-XX вв.

Хе В.Х. В статье рассматриваются основные исторические этапы развития отечественной териологии в XVIII-XX вв., самоотверженно проводившиеся учеными-зоологами несмотря на различные трудности, являвшиеся следствием изменения исторической и политической картины мира. Показан вклад отдельных российских ученых в формировании териологии, а также роль в этом процессе научных сообществ России. Статья в формате PDF 276 KB

История изучения териофауны России насчитывает свыше 300 лет. Териологические исследования на территории России начались с конца 18 века в рамках экспедиций, организованных Российской Академией наук. Этому предшествовали политические завоевания новых территорий, начатые при Иване Грозном, усилившееся в 18 веке и закончившееся по сути в 60-е годы 19 столетия, а также необходимость освоения природных ресурсов присоединенных к Российской империи территорий.

В целом, хронологию и основные направления в комплексном изучении териофауны России условно можно разделить на три этапа. Первый из них, охватывает конец 18 - начало 19 веков. К этому времени зоология, и в частности териология, уже располагала некоторым материалом, собранным С.Г. Гмелиным [1], И.А. Гюльденштедтом [2], П.С. Палласом [3], А. Нордманном [4], входившими в состав комплексных академических экспедиций. Исследования различных сторон жизнедеятельности млекопитающих осуществлялись многими зоологами и любителями природы, однако продолжали носить сопутствующий и фрагментарный характер.

На втором этапе, с середины 19 века, исследование териофауны российских регионов протекало более интенсивно. Достаточно многочисленные, правда фрагментарные, сведения об экологических особенностях различных видов млекопитающих содержатся в ряде работ К.А. Сатунина [5]. Автор приводит данные о местах отлова животных, имеются сведения о границах распространения видов животных в различных регионах страны и описания их окраски у особей из различных ландшафтных провинций, а также материалы, касающиеся биотопического распределения млекопитающих. Примерно в эти же годы Г.И. Радде [6] подробно освещает вопросы зоогеографического характера, касающиеся некоторых млекопитающих.      

На третьем, современном этапе териологических исследований в России стали более интенсивно проводиться комплексные экологические исследования фауны млекопитающих (Огнёв [7]; Бёме [8]; Формозов [9]; Туров, Турова-Морозова [10]; Кистяковский [11]; Оболенский [12]; Свириденко [13]; Стальмакова [14]; Калабухов [15]; Рябов [16]).

Однако, существуют и другие мнения относительно классификации основных этапов развития териологической науки в России. Так, В.С. Шишкин [17] предложил периодизацию истории отечественной териологии, выделив в ее развитии шесть этапов.

На первом из них, «предварительном», был накоплен и обобщен (в немногих письменных источниках, а преимущественно - в устной форме) многовековой опыт российского народа в постижении природы и своего места в ней, использовании разнообразных природных ресурсов, в том числе представителей животного мира. Освоение Сибири, например, шло не только под знаком открытия новых земель, важное значение имел поиск новых запасов, как тогда говорили, «мягкой рухляди» (т.е. меха соболя и других пушных зверей) и «рыбьего зуба» (клыки моржей, бивень нарвала). Сохранившиеся тексты тех времен содержат десятки русских названий рыб, птиц и зверей.

Однако к концу XVII в. европейская наука достигла таких значительных успехов, в том числе и в области зоологии (достаточно упомянуть работы В. Гарвея, А. Левенгука, Д. Рея), что потребовались революционные преобразования государственного устройства, выполненные Петром I и его сподвижниками, чтобы в России возник особый научный центр, где могли бы работать не только приглашенные западные специалисты, но и постепенно формировалась бы отечественная школа естествоиспытателей. Петр I и сам интересовался зоологией, собирал разнообразные коллекции животных.

Созданная в 1724 г. Академия наук в Санкт-Петербурге знаменует начало следующего этапа в развитии российской зоологии - «академического». Академия сразу же включилась в процесс изучения природных ресурсов страны, ее животного и растительного мира. Те времена отмечены двумя грандиозными экспедициями: Великой Северной, или 2-й Камчатской, экспедицией (1733-1743), в которую был включен отдельный академический отряд, и великими академическими экспедициями (1768-1774) эпохи Екатерины II. Основными результатами Великой Северной экспедиции стали не только беспрецедентные по широте охвата географические описания (с картированием) побережий империи от Беломорья до Аляски и Сахалина, но и ряд монографий, написанных участниками академического отряда: Г.Ф. Миллером, И.Г. Гмелиным, Г.В. Стеллером и С.П. Крашенинниковым. Степан Петрович Крашенинников, первый русский академик-биолог, дал в своей знаменитой книге о Камчатке (1755) первое для Российской Империи описание региональной фауны.

Работы Крашенинникова выходят за рамки одной научной дисциплины. Взятый в экспедицию в качестве академического студента, он, занимаясь в пути изучением естественной истории и другими науками под руководством Гмелина и Миллера, удивительно быстро сформировался в самостоятельного исследователя. Сопоставляя значение Крашенинникова и Ломоносова в истории отечественной науки, академик Вернадский писал: «1737 год, когда Крашенинников отправился самостоятельным ученым на Камчатку, есть памятный год в истории русской культуры. Это было первое начало самостоятельной исследовательской научной работы русского общества. В этом году Вольф писал в Академию наук барону Корфу: «Виноградов и Ломоносов начинают уже говорить по-немецки и довольно хорошо понимают то, о чем говорится... Стали они также учиться рисованию, которое им пригодится как в механике, так и в естественной истории. Зимою они будут слушать экспериментальную физику...» Два первых русских натуралиста одновременно входили в новую жизнь: один - в безлюдье девственной природы Камчатки, другой - в реформированном университете Марбурга. Когда в 1743 г. Крашенинников вернулся в Петербург, он застал в нем Ломоносова в полном расцвете научной работы и научных планов. С появлением Крашенинникова и Ломоносова подготовительный период в истории научного творчества российского народа окончился.

К сожалению, большая часть новых животных, открытых участниками академического отряда (Гмелиным, Стеллером, Крашенинниковым), не сохранила приоритета описаний, выполненных их авторами, так как по правилам зоологической номенклатуры отсчет валидных названий начинается с 1758 г. - времени выхода десятого издания «Системы природы» К.Линнея.

Удачливее в этом отношении были участники Великих академических экспедиций 1768-1774 гг., проводившие свои исследования на территории от Причерноморья до Забайкалья: П.С. Паллас, И.И. Лепехин, С.Г. Гмелин, И.А. Гильденштедт, И.Г. Георги. Особенно велик вклад П.С. Палласа. В своем выдающемся итоговом труде «Зоогеография Россо-Азиатика» он дает описание 151 вида млекопитающих, 425 видов птиц, 11 видов амфибий, 41 вид рептилий, 241 вид рыб. Значительное число из них было описано Палласом впервые. К сожалению, этот труд, за исключением небольших фрагментов, до сих пор не переведен на русский язык.

Представления об изменяемости видов, эволюции живых существ были в этот период господства теологии редкостью (работы А.Каверзнева, К.Вольфа и др.). Гениальный Паллас, поддерживавший в начале своей научной деятельности идею эволюции, позднее высказывался в пользу доминирующей доктрины о неизменности видов.

По мнению С.И. Огнева [18], Палласа весьма справедливо можно считать основоположником систематического изучения млекопитающих в России. Несмотря на необычайную многосторонность своих научных интересов и многочисленные труды по ботанике, геологии, палеонтологии, минералогии, физической географии, сельскому и лесному хозяйствам, технологии, медицине, этнографии и языковедению, этот удивительный ученый все же всегда был и оставался великим зоологом. Так, Ф.Ф. Кеппен [43] писал: "Заметим кстати, что Паллас неоднократно заявлял такие взгляды в зоологии, которые не были понимаемы его современниками, но сделались достоянием науки лишь около ста лет спустя".

Во время своих первых путешествий (1768-1774 гг.), совершенных в восточные губернии Российской империи и на Урал, Паллас собрал обширный материал по фауне Восточной России и Сибири, а накопленные во время этих экспедиций сведения и по сей день представляют огромную научную ценность, так как характеризуют состояние этих районов более чем 200 лет назад. В 1793-1794 гг. Паллас снова побывал на нижней Волге, а также в Крыму, природу которого он тщательно исследовал. Все собранные гениальным зоологом материалы тщательно редактировались и выходили в свет в виде многочисленных статей, очерков, монографий, точное число которых не установлено и по сей день. Например, согласно данным Ф.Ф. Кеппена [19], полная библиография научных работ Палласа насчитывает 158 источников. Особое место в этом ряду занимает "Novae species Quadrupedum e Glirium ordine", в котором знаменитый ученый привел подробное описание систематических особенностей, внутренней анатомии и географического распространения животных, дал описание новых для науки видов млекопитающих. Помимо этого труда, капитальным жизненным трудом Палласа является "Zoographia Rosso-Asiatica", над которой ученый трудился около сорока лет. Это научное издание вышло в свет в 1831 году, однако до настоящего времени ученые постоянно обращаются к этой классике зоологической науки.

Помимо упомянутых научных работ П.С. Палласа, огромную роль по-мнению С.И. Огнева, сыграли "академические экспедиции" И.И. Лепехина и С.Г. Гмелина, являвшихся руководителями "Оренбургских" и "Астраханских" отрядов.

Во время своих экспедиций, охвативших почти всю Европейскую часть России от Каспийского моря до Белого и от Белоруссии до Урала включительно, И.И. Лепехиным были собраны огромные и разносторонние материалы по фауне млекопитающих. Так, в "Дневных Записках" этого знаменитого ученого-естествоиспытателя, приведен не только перечень всех видов млекопитающих, обитающих в том или ином районе, но и дана характеристика ценных промысловых животных, раскрыты особенности промысловой охоты, характеристики промыслов, их значение в экономике регионов, выявлена специфика орудий лова. Особенно много в трудах И.И. Лепехина биологических характеристик различных видов млекопитающих, а также экологических обобщений, многие из которых предвосхитили ряд мыслей, высказанных спустя много десятков лет. Так например, очень интересны рассуждения этого ученого о несомненной связи плодовитости и периодических колебаниях численности таежных животных с урожаем семян хвойных пород, а также о зависимости миграций белки и кедровки от кормовых условий. По сравнению с биологическими и экологическими данными различных видов животных, материалов, касающихся систематических особенностей видов относительно немного.

Например, в его "Дневных записках" имеются лишь беглые систематические заметки, а в "Прибавлениях" к ним и специальных статьях описано немногим более ста видов животных. При этом не во всех описаниях даны названия и часто отсутствуют диагнозы видов. Огромным вкладом И.И. Лепехина в зоологическую науку, помимо вышеупомянутых работ, является перевод семи томов "Естественной истории" Бюффона. При этом особенно ценными являются примечания и комментарии ученого, в которых он сообщает свои данные по распространению и экологии ряда видов млекопитающих в пределах России. Обширные коллекции млекопитающих, собранные И.И. Лепехиным, были позже обработаны П.С. Палласом.

Если рассмотренный выше этап вполне заслуживает названия «академического», то следующий (от начала XIX в. до его средины) можно назвать «университетским». Хотя и в академии со времен основания до начала XIX в. существовали свой университет и гимназия, дело подготовки научных кадров продвигалось медленно. Число же университетов в России в это время начало стремительно возрастать. В дополнение к старейшему, Московскому университету (1755), открываются университеты в Дерпте (1802), Вильно (1803), Казани (1805), Харькове (1805), Петербурге (1819), Киеве (1834). При университетах начинают организовываться музеи и кафедры натуральной истории, научные общества, например, старейшее из ныне существующих - Московское общество испытателей природы - МОИП (1805). Основателем его стал Г.И. Фишер, получивший позднее право называться Фишером фон Вальдгеймом, избранный почетным членом академии. Фишер известен также как основатель Зоологического музея Московского университета, автор многотомной «Российской энтомографии» и «Зоогнозии», включавшей обзор мировой териофауны. В «Ориктографии Московской губернии» Фишер выступает как первый отечественный палеонтолог, предпринимая попытку описания всех природных компонентов ограниченной территории. Позднее сходная концепция получила развитие в трехтомной сводке Э.А. Эверсмана «Естественная история Оренбургского края». Эверсман был соавтором Фишера по «Энтомографии», членом-корреспондентом Академии и профессором Казанского университета.

Вдохновленный идеями Ж.Кювье и личным знакомством с этим французским естествоиспытателем, Г.И. Фишер был активным пропагандистом сравнительно-анатомического метода в зоологических исследованиях. У Фишера можно обнаружить материалистические взгляды на эволюцию органического мира. Его ученик и младший коллега К.Ф. Рулье пошел дальше не только в обосновании изменяемости видов в историческом развитии (в том числе на основе палеонтологических свидетельств), но и в доказательстве необходимости дополнения сравнительно-анатомических исследований наблюдениями, как бы мы сейчас сказали, экологического и этологического характера. С К.Ф. Рулье связывают образование первой национальной зоологической школы, но это событие относится уже к следующему этапу.

Академия наук и в первой половине XIX в. продолжала вести экспедиционные исследования. Члены академии участвовали как в кругосветных экспедициях (начиная с первой российской, 1803-1806 гг.), так и в многочисленных научных путешествиях в российских пределах. Особенно богатые естественно-научные (в том числе и зоологические) сборы, кроме кругосветных плаваний, дали многолетние экспедиции Г.И. Лангсдорфа в Бразилию, И.Г. Вознесенского в Северную Америку и на Камчатку, А.Ф. Миддендорфа в Сибирь и на Дальний Восток, К.М. Бэра на Каспий, Г.И. Радде в Забайкалье и Амурский край.

Из зоологов начала и середины XIX столетия необходимо отметить Г.С. Карелина, внесшего значительный вклад в развитие зоологической науки в России. С 1828 года, будучи действительным членом Московского общества испытателей природы, он принимал участие в исследованиях киргизских степей и юго-восточных берегов Каспийского моря. Помимо Оренбургского края, низовьев р. Урал, Прикаспия и восточного берега Каспия, Г.С. Карелин в составе различных экспедиций подробно исследовал Западную Сибирь. Из 19 опубликованных этим ученым научных работ, особый интерес представляют материалы о млекопитающих из исследованных Г.С. Карелиным регионов Российской империи. Так, в "Путешествиях по Каспийскому морю" [20] им был приведен список млекопитающих (32 вида) с краткими указаниями географического распространения видов; в научном очерке под названием "Разбор статьи Рябинина "Естественные произведения земель Уральского казачьего войска" Г.С. Карелиным тщательным образом проанализирован раздел "Животные млекопитающие", а также подверглись резкой научной критике труды А. Рябинина и Э.А. Эверсманна. Вклад Г.С. Карелина в развитие териологии на территории России несомненно высок вследствие наличия обширных коллекций млекопитающих и интереснейших сведений по распространению видов.

Заметное место в плеяде териологов XIX века занимает Э.А. Эверсманн, начавший свою научную деятельность в 1820 году, совершив в составе дипломатической экспедиции под началом Негри путешествие из Оренбурга в Бухару. После этого путешествия Эверсманн опубликовал книгу "Reise von Orenburg nach Buchara" [21], в которой были изложены подробные сведения о позвоночных животных, встреченных во время путешествия, в том числе о 26 видах млекопитающих, 4 из которых являлись новыми для зоологической науки. Именно после этой бухарской экспедиции Э.А. Эверсманн стал проводить планомерные исследования юго-восточной части Европейской России. По мнению С.И. Огнева из многочисленных научных работ Эверсманна особого внимания заслуживают "Добавления к зоографии Палласа [22]; "Естественная история Оренбургского края" [23]; второй том "Естественной истории" [24], в которых приведены подробные описания млекопитающих, данные по их систематике, географическому распространению, особенностям образа жизни.

К числу выдающихся зоологов первой половины XIX века относится А.Ф. Миддендорф, совершивший в 1843-1844 гг. по поручению Академии наук путешествие по северу Сибири, в частности в низовья Енисея и на Таймыр. Миддендорф опубликовал результаты своих научных исследований в 23 работах, из которых наибольшую известность приобрел труд "Reise in den ausserstem Norden und Ostsibirien ubersicht der Natur Nord und Ost-Sibirien". В этом капитальном труде автор дал подробное описание природы Северной Сибири, привел множество интересных сведений по экологии млекопитающих, данных относительно понятия вида в зоологии, ценных соображений об изменениях, которые наложила суровая природа Северной Сибири на обитающих там животных. Помимо перечисленных зоологических материалов, научный труд Миддендорфа изобилует многочисленными географическими сведениями, придающими ему особую научную ценность: это и географическое распространение млекопитающих, и особенности циркумполярной и горной фаун, и миграции, и передвижения кочевников на северных оленях, собаках, верблюдах, и охота в Сибири, и особенности жизни сибирских народностей. Для териологической науки в России и за рубежом также огромный интерес представлял том путешествия А.Ф. Миддендорфа "Saugethiere, Vogel und Amphibien" [25], в котором имеются подробные описания систематики и экологии млекопитающих. Примечательным в этой классической работе является то, что некоторые очерки (например, о медведе, копытном лемминге, обском лемминге и др.) были составлены Миддендорфом монографически.

Заметный след в истории отечественной зоологии, и в частности териологии XIX века оставил Ф.Ф. Брандт. Он является автором 382 печатных работ по беспозвоночным и позвоночным животным, по зоогеографии, палеонтологии и археологии. Из этих научных материалов, многие из которых по праву являются классическими, 93 труда посвящены млекопитающим и носят систематический, сравнительно-анатомический и зоогеографический характер. Особым вкладом Брандта в развитие российской териологии по мнению С.И. Огнева следует считать капитальные материалы коллекций Уральской экспедиции, сводку данных по распространению млекопитающих на севере Европейской России, в частности на Урале, монографические очерки о ряде видов млекопитающих, и несомненно, описание новых для науки видов млекопитающих.

Огромное значение в развитии русской зоологии XIX века имел известный русский ученый К.Ф. Рулье, которого по праву считают предшественником современной экологии. Главным образом его интересовали проблемы соотношения между организмом и средой, а также важность детального исследования закономерностей природы во всех ее проявлениях, результаты которых нашли свое отражение в многочисленных научных публикациях К.Ф. Рулье.

Из наиболее выдающихся зоологов XIX века необходимо упомянуть Н.А. Северцова, являвшегося учеником Рулье. Первой крупной зоологической работой Н.А. Северцова, по сути являющейся первой в России обширной экологической работой, стала его магистерская диссертация "Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии"[26] в которой содержалось описание большого количества непосредственных наблюдений автора, особенности жизнедеятельности организмов в естественных условиях природы. В последующем Н.А. Северцов совершил ряд крупных научных экспедиций в Туркестанскую и Памирскую области, результатом которых стали многочисленные наблюдения, составление и описание обширных зоологических коллекций и многочисленные научные труды. Так, в 1873 году вышла в свет сводка Н.А. Северцова по туркестанской фауне "Вертикальное и горизонтальное распространение туркестанских животных" [27], в которой большое внимание уделено видовому составу и образу жизни горных млекопитающих. Всего в течение жизни известным ученым было опубликовано 96 работ.

В России отмена крепостного права и некоторые другие социальные преобразования привели к демократизации многих форм общественной жизни, в том числе науки и образования. Этот период развития зоологии можно назвать «этапом научных обществ». В дополнение к немногим уже существовавшим естественно-научным обществам (МОИП, Русское географическое общество и др.) возникают новые (например, 1859 г. - Русское энтомологическое общество, в 1863 г. - Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии, при котором А.Н. Северцов начинает в 1916 г. издание Зоологического журнала).

На I съезде русских естествоиспытателей и врачей, организованном в 1867 г. во многом по инициативе К.Ф. Кесслера, зоолога и ихтиолога, принимается решение об учреждении при российских университетах научных обществ естествоиспытателей, аналогичных МОИПу, причем с государственным субсидированием. Такие общества возникли в Петербурге, Казани, Киеве, Харькове, Одессе, Екатеринбурге, Астрахани. К небольшой группе профессиональных ученых (главным образом из академии) присоединяется отряд университетских преподавателей, а также натуралисты-любители из различных слоев общества: от высшего дворянства до купцов и разночинцев.

Вторая половина XIX столетия ознаменовалась в отечественной зоологии как эпоха крупных экспедиционных исследований.

Заметный след в истории русской науки, и в частности, в изучении млекопитающих оставил великий исследователь Центральной Азии Н.М. Пржевальский. Началом его грандиозных исследований стало путешествие в Уссурийский край в 1867 году, а затем последующие четыре экспедиции, охватившие Джунгарию, Монголию, Восточную Гоби, Цайдам, Тибет, Нань-Шань, Ала-Шань. Описания этих экспедиций, изданные Географическим обществом представляли собой полные фактических данных издания, в которых обширную часть сведений составляли материалы по биологии крупных млекопитающих (хищных и копытных), а бесценные коллекции животных насчитывали до 700 черепов, тушек и шкур различных видов млекопитающих. Позже эти териологические коллекции были обработаны академиком В. Заленским и старшим зоологом Зоологического музея Академии наук Е.А. Бихнером.

Из славной плеяды русских зоологов второй половины и конца XIX-начала XX веков, значительную часть своих исследований посвятивших изучению млекопитающих, необходимо упомянуть П.К. Козлова, М.Н. Богданова, Н.Я. Динника, К.А. Сатунина, А.А. Браунера, Н.Ф. Кащенко, Б.М. Житкова, Н.А. Смирнова.

П.К. Козлов в 1893-1895 гг. совершил ряд выдающихся экспедиций на средний Тянь-Шань, Лоб-Нор и Нань-Шань, материалы которых изобилуют зоологическими наблюдениями над млекопитающими (яками, куланами, антилопами, горными баранами, медведями и др.). Позднее ученый совершил путешествия в Монголию и Тибет (1899-1901; 1907-1909). Особым вкладом П.К. Козлова в российскую териологию является факт добычи впервые в мире редких экземпляров трубкоухих тушканчиков.

М.Н. Богданов в начале своей ученой карьеры начал изучать млекопитающих Поволжья, результаты этих исследований были изложены им в 1871 году в магистерской диссертации "Птицы и звери черноземной полосы Поволжья и долины средней и нижней Волги". В этом научном труде содержались сведения о 56 видах млекопитающих, их группировках, отмеченных в Поволжье, были описаны природные стации, характерные для разных видов млекопитающих, а также проведен анализ следов прошлого в жизни зверей Поволжья, начиная с доледниковой эпохи и оканчивая послеледниковой. В 1873 году М.Н. Богданов посетил в то время практически не изученные в научном плане пустыни Средней Азии и Хивинский оазис. Результатом этих исследований стал научный труд ученого "Очерки природы Хивинского оазиса и пустыни Кизыл-Кум" [28].

По млекопитающим Кавказа много ценных сведений оставил зоолог Н.Я. Динник, живший и работавший в Ставрополе. Долгие годы изучавший природу Кавказа и совершивший путешествия в верховья Кубани, Лабы, в Дигорию и горную Балкарию, Н.Я. Динник написал и опубликовал 63 научные работы, содержащие ценные материалы по разным видам животных, в том числе и кавказским млекопитающим [29].

К.А. Сатунин стал первым русским зоологом, начавшим изучение млекопитающих Московской губернии. Материалы этих исследований были опубликованы им в научной сводке "Позвоночные Московской губернии. Млекопитающие" в 1895 году. Неисследованный в зоологическом отношении в конце XIX-начале XX века Кавказ дал Сатунину богатый научный материал. Своеобразное положение Кавказа и смешанный характер его фауны натолкнули К.А. Сатунина на мысль заняться детальным анализом кавказской фауны и разработать деление этого края на зоогеографические участки. В конце XIX - начале XX века К.А. Сатунин был одним из немногих териологов в России и поистине создал эпоху в деле изучения фауны Кавказа.

Практически в одно время с Сатуниным занимались научными исследованиями другие выдающиеся зоологи конца XIX - начала XX века.

А.А. Браунер изучал степных млекопитающих, а также фауну Крыма, опубликовав ряд ценных исследований по зоогеографии и фаунистике млекопитающих. Тогда же в Сибири работал другой исследователь, Н.Ф. Кащенко, опубликовавший около 120 научных работ, из которых большую часть составляют трактаты о млекопитающих Томского края, Западной Сибири и Туркестана.

В этот же временной период активно занимался изучением териофауны различных регионов России Б.М. Житков, внесший неоценимый вклад в изучение пушных и промысловых млекопитающих. Важные сведения о видовом составе, образе жизни, систематическом статусе млекопитающих имеются в результатах научных экспедиций Б.М. Житкова в Симбирскую губернию, Колгуев, Новую Землю, Канин, полуостров Ямал [30].

Прекрасным специалистом по ластоногим, китообразным и зверобойному промыслу конца XIX - начала XX века был Н.А. Смирнов. Он являлся автором многочисленных работ, в которых были даны исчерпывающие для того времени сведения по систематике, географическому распространению и биологии различных групп животных. В 1912 г. Н.А. Смирнов опубликовал очень содержательную статью "О распространении Penniredia в Северном полушарии" [31], в которой был приведен общий обзор распределения ластоногих в северных морях и впервые введена удачная биологическая терминология. По словам ученого-териолога, "..."Геофилы" размножаются на суше и избегают льдов, в то время как щенка "лагофилов" происходит только на льдах, причем многие виды этой группы почти никогда не выходят на сушу". Очень ценные материалы были собраны Н.А. Смирновым по биологии и промыслу беломорского тюленя, а также по биологии наиболее распространенных зверей Арктики.

Огромное значение в становлении и развитии териологии в России в описываемый период имели работы выдающегося русского зоолога С.И. Огнева. Один из первых научных трудов этого ученого был посвящен млекопитающим Средней России [32], в котором помимо подробного систематического описания отдельных представителей были приведены их дихотомические определительные таблицы, сравнительный обзор известных подвидов, подробное географическое распространение по России. Позже, С.И. Огнев значительно расширил свои экспедиционные исследования и опубликовал ряд довольно значительных работ, относящихся к разным частям российского государства. В частности, им была подробно изучена фауна Воронежской области, Крыма, Кавказа, Закаспия, Семиречья, Северо-Востока Сибири и Уссурийского края. Итогом этой кропотливой работы по сбору и обработке собранного материала явилась научная сводка С.И. Огнева "Звери СССР и прилежащих стран".

В дополнение к продолжающейся экспедиционной деятельности (в этот период свои путешествия совершили Н.А. Северцов, А.П. Федченко, Н.М. Пржевальский, Н.Н. Миклухо-Маклай, И.С. Поляков и другие) начинают возникать первые биостанции: Севастопольская (1871), Соловецкая (1881), на Глубоком озере (1891) и т.д. Интенсивно изучается морская, а также пресноводная фауна, постепенно формируются основы гидробиологии. Исследователи наземных позвоночных публикуют специальные работы, посвященные группам видов, например, копытных, грызунов, хищных. Предпринимаются попытки создания обобщающих сводок по рыбам, пресмыкающимся, птицам и млекопитающим, а также по некоторым отрядам насекомых. Появляются первые карты ареалов. Обсуждаются вопросы исторической смены и происхождения локальных фаун.

В XIX веке отечественные исследователи, помимо открытия нескольких десятков новых видов млекопитающих, заложили основы организации зоологических музеев современного типа (Фишер, Брандт, Радде), разработали принципы научного этикетажа (Миддендорф), представили первые карты ареалов российских млекопитающих (Богданов).

Российские естествоиспытатели с энтузиазмом восприняли теорию Ч.Дарвина (достаточно упомянуть Н.А. Северцова, С.А. Усова, братьев Ковалевских, И.И. Мечникова, К.А. Тимирязева, М.А. Мензбира) и не без успеха применили ее в эмбриологических, палеонтологических и сравнительно-анатомических исследованиях.

Экология в этот период оформилась как самостоятельная наука, пройдя в России путь от пионерной работы Н.А. Северцова до исследований М.Н. Богданова, А.А. Силантьева (зоологов), В.В. Докучаева, Г.Ф. Морозова и др.

В начале XX в. публикуют свои эволюционные исследования А.Н. Северцов и Н.К. Кольцов. В период «научных обществ» происходит консолидация естествоиспытателей не только в России, но и во всем мире. В 1889 г. состоялся первый международный съезд зоологов. На Первом международном орнитологическом конгрессе (1884) председательствовал российский зоолог Г.И. Радде.

Для рассматриваемого этапа развития российской зоологии характерно также усиление прикладных и педагогических аспектов науки. Создаются учебники университетского типа как по зоологии, так и по сравнительной анатомии. Печатаются атласы, определители. Прикладная тематика охватывает проблемы охраны природы, акклиматизации животных и растений, разработку научных основ рационального рыболовства (включая рыборазведение) и охотничьего промысла, пчеловодства, шелководства и т.д. Ученые определяют наиболее эффективные способы борьбы с вредителями сельского хозяйства, занимаются научными вопросами селекции. Начинаются исследования в области эпидемиологии, зарождается медицинская зоология.

Российские зоологи стали осознавать себя единым коллективом исследователей, они заботятся о преемственности научной работы. А.П. Богданов начинает публикацию материалов по истории российской зоологии (вышло 4 тома), а Ф.П. Кеппен - «Библиотеку российской зоологии».

«Советский период» развития зоологии характеризуется возросшим в несколько раз числом отечественных исследователей, специализированных зоологических и экологических учреждений (в том числе в системе Академии наук), оформившейся значительной дифференциацией зоологических дисциплин, появлением новых комплексных научных направлений.

По В.С. Шишкину [33] этот период развития отечественной зоологии делится на два этапа. Первый, который можно назвать «институтским», начинается с 1917 г. и длится примерно до 1960-х гг. XX в.

В этот период, начиная с 1920-х годов изучение млекопитающих в Советском Союзе значительно усилилось. Большой вклад в развитие териологии в это время и исследование различных систематических групп млекопитающих внесли Н.В. Шарлемань, А.А. Мигулин, Я.П. Зубко, Б.М. Попов, Б.С. Виноградов. По мнению С.И. Огнева, особенно ценным вкладом в трудах вышеупомянутых териологов является включение в описание более известных групп животных, их сравнительно-анатомических признаков (строения шейных позвонков, тазовых костей, костей конечностей, ушных косточек, гениталий и др.).

В плеяде известных советских териологов необходимо упомянуть А.И. Аргиропуло - автора небольших, но ценных работ, главным образом по систематике грызунов [34]. Характерным для научных трудов этого ученого является наличие многочисленных оригинальных рисунков самого автора, а также включение экзотических видов в систематические характеристики крупных групп, что давало более отчетливое представление о последних.

Выдающимся советским териологом являлся А.Н. Формозов, собравший богатейший зоологический материал, послуживший основой для таких наиболее известных и значительных трудов, как "Колебания численности промысловых животных" и "Снежный покров в жизни млекопитающих и птиц СССР" [35]. Большой вклад А.Н. Формозов внес в исследования млекопитающих Монголии, а также фауны и экологии грызунов [36].

Не менее значим вклад других крупных советских ученых в исследовании мировой и отечественной териофауны. В их числе следует назвать Н.П. Наумова и П.А. Свириденко, авторов многочисленных работ по фауне и экологии мышевидных грызунов и сусликов; В.Г. Гептнера, известного специалиста по систематике и экологии песчанок; В.И. Цалкина, автора целого ряда работ по копытным млекопитающим СССР; Б.А. Кузнецова, исследователя териофауны Туркестана, Забайкалья, Дальнего Востока и Курильских островов; А.П. Кузякина, многолетнего исследователя летучих мышей; Н.А. Бобринского, известного териолога и зоогеографа, автора многочисленных определителей млекопитающих СССР. Изучением китообразных в СССР занимались А.Г. Томилин и М.М. Слепцов; насекомоядных - С.У. Строганов; вопросами промысловой фауны были заняты С.П. Наумов и Н.П. Лавров; экологией млекопитающих - И.И. Барабаш-Никифоров, Е.И. Орлов и Л.Г. Капланов; биологией млекопитающих Камчатки и Печерско-Илычевского заповедника - В.В. Раевский, Ю.В. Аверин, В.П. Теплов и Е.Н. Теплова.

Накопленные в этот период научные материалы обобщены в сводках и определителях млекопитающих СССР (Смирнов [37]; Туров и др. [38]; Аргиропуло [39] ; Турова-Морозова [40]; Темботов [41]).

В послевоенные годы интенсифицируются исследования фауно-экологического направления (Иофф [42]; Турова-Морозова; Лаврова [43]; Прокофьева [44]). Видовой состав эктопаразитов, встречающихся на млекопитающих различных систематических групп известен давно, однако сведения о распределении между видами хозяев в литературе отражены довольно скудно (Иофф, Тифлов; Кучерук и др. [45]; Попова [46]; Тифлов и др.).

Второй, условно названный «координационным», - этап создания научных советов, специализированных научных обществ по отдельным зоологическим дисциплинам, координации международного сотрудничества. Он обозначился со второй половины XX в. и продолжается в какой-то степени до настоящего времени, несмотря на резкое изменение общественно-политических условий в России.

Становление отечественной зоологической школы шло в русле развития мировой науки, но при этом определились и некоторые своеобразные черты: специфические объекты долговременных исследований, традиционные формы, методы, темы и районы зоологических работ, связи науки с образованием и практической деятельностью.

Своеобразный длительный и славный путь был пройден российскими зоологами-педагогами: от «Начертания естественной истории» В.Ф. Зуева [47]- первого отечественного учебника зоологии, до таких книг, как, например, трехтомник «Систематика млекопитающих» В.Е. Соколова [48], двухтомной «Зоологии позвоночных» Н.П. Наумова и Н.Н. Карташева [49], «Общей орнитологии» В.Д. Ильичева, Н.Н. Карташева и И.А. Шилова [50] и целого ряда более поздних изданий.

Наконец, наше государство (в границах существовавшего СССР) обладало видовым разнообразием млекопитающих, птиц и рыб, составляющим почти 10% от разнообразия мировой фауны в каждом из этих классов. Открытие (в том числе новых для науки видов) и изучение этого разнообразия стало делом жизни нескольких поколений зоологов отечественных научных школ. Работа эта продолжается и в настоящее время.

Значение изучения истории отдельных национальных научных школ подчеркивал российский зоолог конца XIХ в. А.П. Богданов, когда писал в 1885 г.: «Действительность же у разных культурных народов во многом, а в особенности в частностях миросозерцания и практических нужд, весьма различна, а потому и частные синтезы научных фактов необходимо будут тоже различны в разных странах и имеют свой особенный, присущий им, частный характер. Это подтверждается тем, что историю науки в каждой стране может написать только сын ее, а не пришлый гость, не переживший в душе своей нравственную и умственную борьбу при историческом развитии ее племенных идеалов жизни и культуры, которые для всесторонности человеческого развития не могут и не должны облекаться в одну общемундирную, казенно-европейскую форму».

Имеющиеся на этом научном этапе данные о распространении, биологии, численности различных видов млекопитающих опубликованы в ряде работ (Даль [51]; Темботов [52]; Прокофьева; Голубев и др. [53] ; Тарасов [54]; Ткаченко [55]; Левченко и др. [56]; Тихенко и др. [57]).

Многочисленные публикации посвящены медицинскому и ветеринарному значению отдельных видов млекопитающих различных регионов России (Кругликов и др. [58]; Шаферштейн и др. [59]; Шаферштейн, Покровская; Руднев и др. [60]; Пилипенко, Щекина [61]; Тарасов [62]; Тинкер и др. [63]; Коренберг и др. [64]; Никифоренко и др. [65]).

В 1980-1990-е гг. в связи с интенсивным развитием земледелия, особенно в степных частях страны, появляется немало работ, затрагивающих вопросы антропогенного воздействия на биологию млекопитающих различных видов (Тарасов; Ткаченко и др. [66]). Отдельные работы характеризуют доли разных видов млекопитающих в структуре териокомплексов различных регионов России (Тарасов; Левченко и др.).

Что касается отдельных территорий страны, на которых наиболее интенсивно проводились исследования различных сторон жизнедеятельности млекопитающих, то некоторые сведения об экологии разных видов млекопитающих содержатся в работах авторов, проводивших исследования в Дагестане (Динник; Гептнер [67]; Бёме; Красовский [68]; Свириденко [69]; Формозов [70]; Лавровский, Колесников [71]; Павлов [72]; Лавренченко, Лихнова [73]; Карачаево-Черкесии (Батиашвили, Супаташвили [74]; Ткаченко; Тарасов); Кабардино-Балкарии (Темботов); Краснодарском крае (Туров; Жарков [75]; Александров [76]); Ростовской области (Шилова и др. [77]).

Отдельные материалы, посвящённые экологическим особенностям видов и их практическому значению приводятся в ряде работ (Аргиропуло; Енукидзе [78]; Верещагин [79]; Мейер, Схолль [80]; Алекперов, Ерофеева [81]).

Многочисленные работы посвящены вопросам ареалогии (Тихонова, Тихонова и др. [82]), этологии (Смирин [83]), паразитологии (Шилова и др.; Молоков [84], питанию (Степанов [85]; Величко [86]; Свириденко; Воронов [87]; Величко, Мокеева; Башенина [88]; Воронцов [89]; Абатуров, Кузнецов [90]; Кулюкина [91]; Наумова [92], межвидовым отношениям и гибридизации (Ларина [93]), размножению (Щеглова [94]; Свириденко; Ларина, Голикова); численности и факторам, её определяющим (Голикова, Ларина [95]; Максимов [96]).       

Однако до сих пор, несмотря на многочисленные работы, отсутствует полное изложение отечественной териологии. Множество уникального, неизвестного науке материала хранится в государственных архивах и частных собраниях. Хорошо известны лишь обзоры литературных источников, касающиеся истории отечественной зоологии в целом и ее отдельных отраслей. Из более поздних работ, посвященных российской териологии следует отметить сводку «Московские териологи» [97], а также первый том из новой серии «Руководство по зоологии» - «Протисты, часть I»[98] с вступительными статьями, посвященными истории зоологии, в том числе и российской.


[1] Gmelin S.G. Reise durch Russland, Teil 4. St.- Pb., 1784. - S. 1-229.

[2] Guldenstadt J. Reisen durch Russland und im Caucasischen Geburge., J. - St. Petersb. Т. 1, 1787. - 251 р.

[3] Pallas P.S. Bemerkungen auf einer Reise in den sudlichen Statthalterschaffen des Russischen Reichs in den Jahren 1793 und 1794, Leipzig, Bd. 1, 1799. - 391 s. ; Pallas P.S. Zoographia Rosso - Asiatica systems amnium animalium in extenso Imperio Rossio et adjacentis maribus observatorium resersionem domicilia, mores et descriptiones, anatomen a tgue icones plurimorum, 3. Petropoli, 1814. - 428 s.; Pallas P.S. Reise durch verschiedene Prowinzen des Russischen Reichs. Bd. 1-3, St. Petersb. Acad. Wissensch., 1778. - 434 s.; Pallas P.S. Novae Species Quadrupedum e Glirium Ordine. Erlangae, 1779. - 413s.

[4] Nordmann. Notice zur les de la Faune Pontigue // In Demidoff: Vojage dans la Russie meridionale et la Crime, parla Hungru, la Valachie et la Moldavie, 3. Paris, 1840. - S. 333-351.

[5] Сатунин К.А. О млекопитающих Кавказа // Известия об-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. - Т. 86; Труды зоол. отд. об-ва. - Т. 10; Дневн. зоол. отд. об-ва и зоол. музея. - М., 1899. - Т. 2. - № 9-10. - С. 52-53.; Сатунин К.А. Исследование степей Северо-Восточного Кавказа // Природа и охота. - М., 1902. - С. 12-20.; Сатунин К.А. Диагнозы новых кавказских млекопитающих, описанных за период времени 1895-1902 гг. // Кавк. Отд. Русс. геогр. об-ва.. - М., 1903. - Т. 24, вып. 2. - С. 15-23.; Сатунин К.А. Первое дополнение к списку млекопитающих Кавказского края // Записки Кавказского отдела импер. Русского геогр. об-ва.. - М., 1908. - Т. 26, вып. 4. - С. 4-12.; Сатунин К.А. Млекопитающие Кавказского края. - Тифлис, 1915. - Т.1, 2. - 20 с.; Сатунин К.А. Млекопитающие Кавказского края // Записки Кавказского музея. - Тифлис, 1916-1920. - Т. 1-2. - С. 23-37.; Satunin K.A. Uber die Saugetiere der Steppen des nordostlichen Kaukasus // Mitteilungen des Kaukasischen museums / herausgegeben von D-r G. Radde /Band 1. Lieferung 4. Tiflis, 1901. - S. 223-351.; Satunin K.A. Die Saugetiere des nordostlichen Ciscaucasiens auf Grund den Sammelreise des Kaukasischen Museums im Sommer 1906. Mit 1 Tafel // Mitteilungen des Kaukasischen Museums. Band 3, Lief 2-3. Mit 1 Tafel und 2 Textfiguren. Tiflis, 1907 a. - S. 112-299.; Satunin K.A. Beitrage zur Kenntnis der Saugetierfauna Kaukasiens und Transkaspiens // Mitteilungen des Kaukasischen Museums. - Tiflis, 1907 б. - Band 3, Lief 2-3. - S. 87-154.

[6] Radde G.J. Fauna und Flora d. Sud. West. Caspi Gebietes. р. 8 (1886). - S. 1-220.; Radde G.J. Die Sammlungen des Kaukasischen Museum (Museum Caucasicum). Zoologie. Mammalia, b. 2, Tiflis, 1899. - S. 1-167.

[7] Огнёв С.И. Грызуны Северного Кавказа. - Ростов-на-Дону, 1924. - 61 с.

[8] Бёме Л.Б. К биологии и распространению некоторых грызунов Северного Кавказа. - Владикавказ, 1925а. - 45 с.; Бёме Л.Б. К биологии животных Северного Кавказа // Отдельный оттиск изд. Сев.-Кав. ин-та краеведения. - Владикавказ, 1925б. - 15 с.; Бёме Л.Б. Зоологические исследования в Дагестане за 10 лет // Сб. Десять лет научной работы. - Махачкала, 1928. - С. 23-34.; Бёме Л.Б. Дикие звери Северо-Кавказского края. - Пятигорск, 1936. - 167 с.

[9] Формозов А.Н. Млекопитающие Северной Монголии по сборам экспедиции 1926 года. - Москва, 1929.; Формозов А.Н. Колебания численности промысловых животных. - М.-Л., 1935. - С. 1-108.

[10] Туров С.С., Турова-Морозова Л.Г. Материалы по изучению млекопитающих Северного Кавказа и Закавказья // Изв. Горск. Пед. инст. - Владикавказ, 1928. - Т. 5. - С. 51-83.

[11] Кистяковский А.В. Материалы по распространению грызунов в степях Предкавказья // Борьба с грызунами в степях Предкавказья. - Ростов-на-Дону, 1935. - С. 43-46.

[12] Оболенский С.И. Фауна грызунов степей Предкавказья // Борьба с грызунами в степях Предкавказья (сб. статей о работах 1932-1934 ). - Ростов-на-Дону, 1935. - С. 32-41.

[13] Свириденко П.А. Грызуны Северного Кавказа и предкавказских степей // Уч. Зап. МГУ. - 1935. - Вып. 4. - С. 45-61.; Свириденко П.А. Лесные мыши Северного Кавказа и Предкавказья // Бюлл. науч.- ислл. инст. МГУ. - 1936. - № 3. - С. 71-87.

[14] Стальмакова В.А. Места обитания грызунов Ставропольских степей // Борьба с грызунами в степях Предкавказья (сб. статей о работах 1932-1934 гг.). - Ростов- на- Дону, 1935. - С. 51-76.

[15] Калабухов Н.И. Особенности реакции лесных и желтогорлых мышей (Apodemus sylvaticus L. и A.flavicollis Melch.) и малого и крапчатого сусликов (Citellus pygmaeus Pall. и C.suslica Gueld.) на градиент температуры // Зоол. журнал. - 1939. - Т. 18, вып. 5.

[16] Рябов Н.И. Материалы по экологии лесной мыши и кустарниковой полёвки Кавказа // Сборн. науч. раб. комсомольцев-биологов АН СССР. - Владикавказ, 1940. - С. 41-52.

[17] Шишкин В.С. К историографии отечественной зоологии // Зоол. журн. - 1998, т. 77, вып.1.

[18] Огнев С.И. Роль русских ученых в исследовании млекопитающих // Ученые записки Московского городского педагогического института имени В.П. Потемкина. - Москва, 1951. - Т. XVIII. - С. 5-22.

[19] Кеппен Ф.Ф. Ученые труды П.С. Палласа // Журнал Министерства народного просвещения. - 1895. - Часть ССХС. - С. 386-437.

[20] Карелин Г.С. Путешествия по Каспийскому морю // Записки Императорского Географического Общества. - 1883. - т. X.

[21] Ewersmann E.A. Reise von Orenburg nach Buchara. - 1823.

[22] Эверсман Э.А. Добавления к зоографии Палласа. - 1835-1842.

[23] Эверсман Э.А. Естественная история Оренбургского края.- 1840-1866.

[24] Эверсман Э.А. Естественная история. - 1850.

[25] Middendorf A.F. Saugethiere, Vogel und Amphibien. - 1867.

[26] Северцов Н.А. Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии. - Москва, 1855.

[27] Северцов Н.А. Вертикальное и горизонтальное распространение туркестанских животных // Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. - 1873. - Т. VIII. - Вып.2.

[28] Богданов М.Н. Очерки природы Хивинского оазиса и пустыни Кизыл-Кум. - 1882.

[29] Динник Н.Я. Звери Кавказа. Китообразные и копытные. Ч. 1. - 1910.; Динник Н.Я. Звери Кавказа. Хищные. Ч. 2. - 1914.

[30] Житков Б.М. Материалы по фауне млекопитающих Симбирской губернии // Дневник зоологического отделения Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. - Симбирск, 1898. - Т. 2, №8.; Житков Б.М. Записки императорского Географического общества. - Санкт-Петербург, 1908.; Житков Б.М. Полуостров Ямал. - Санкт-Петербург, 1913.

[31] Смирнов Н.А. О распространении Pennipedia в Северном полушарии // Записки Новороссийского общества естествоиспытателей. - 1912. - Т. XXXIX.

[32] Огнев С.И. Млекопитающие Средней России. - 1913.; Огнев С.И. Звери СССР и прилежащих стран. - 1928-1950.

[33] Шишкин В.С. Зарождение, развитие и преемственность академической зоологии в России // Зоол. журн. - 1999, т. 78, вып. 12.

[34] Аргиропуло А.И. Каталог грызунов Кавказа // Тр. Аз.Фил. АН СССР. - Баку, 1937. - Т. 20 (сер.зоол.). - С. 345-541.; Аргиропуло А.И. К распространению и экологии некоторых млекопитающих Армении // Зоол. сбор. Бюлл. инст. Арм. Фил. АН СССР. - 1939. - Вып. 1. - С. 97-111.

[35] Формозов А.Н. Снежный покров как фактор среды, его значение в жизни млекопитающих и птиц СССР. - Москва, 1946. - С. 1-152.

[36] Формозов А.Н. Очерк экологии мышевидных грызунов - носителей туляремии // Фауна и экология грызунов. - М., 1947. - Т. 1. - 94 с.

[37] Смирнов Н.А. Краткий определитель грызунов Кавказского края // Раб. зем.-опыт. станции по борьбе с грызунами в Закавказье. - Тифлис, 1919. - № 3. - С. 13-41.

[38] Туров С.С., Морозова Л.Г., Бёме Л.Б. Определитель позвоночных (кроме птиц) преимущественно Северного Кавказа (по Ламперту, Бергу, Никольскому, Сатунину, Виноградову и др.). - Владикавказ, 1927. - 55с.

[39] Аргиропуло А.И. Muridae // Фауна СССР. - Москва, 1940. - Т. III, вып. 5.; Аргиропуло А.И. Определитель грызунов // Фауна СССР. Млекопитающие. - Ленинград, 1941.

[40] Турова-Морозова Л.Г. К систематике млекопитающих Кавказа // Бюлл. Моск. об-ва испыт. природы, отд. биол. - 1939. - Т. 18, вып. 2-3. - 76с.

[41] Темботов А.К. География млекопитающих Северного Кавказа. - Нальчик, 1972. - 96 с.

[42] Иофф И.Г. К изучению фауны и экологии грызунов Кавказа и их эктопаразитов // Тр. Зоол. инст. АН ГССР. - 1948. - Т. 8. - С. 34-42.; Иофф И.Г., Тифлов В.Е. Определитель Афаниптера (Suctoria - Aphaniptera) Юго-Востока СССР. - Ставрополь, 1954. - 201 с.

[43] Лаврова М.Я. Грызуны лесных полезащитных полос Ставропольских и Сальских степей // Труды Ин-та географии АН СССР. - 1955. - Вып. 66. - С. 34-56.

[44] Прокофьева З.В. Распределение и динамика численности грызунов в Ставропольском крае: Автореф. дисс... канд. биол. наук. - Л., 1968. - 17 с.; Прокофьева З.В. Видовой состав и численность грызунов в разных ландшафтах Ставрополья // Тр. ВИЗР. - Ставрополь, 1969. - Вып. 30, ч. 1. - С. 34-51.; Прокофьева З.В. О характере массовых размножений мышевидных грызунов в Ставропольском крае // Особо опасн. инфекции на Кавказе. - Ставрополь, 1970 а. - Вып. 2. - С. 178.; Прокофьева З.В. Влияние хозяйственной деятельности человека на распространение и численность лесной мыши в Ставропольском крае // Особо опасные инфекции на Кавказе. - Ставрополь, 1970 б. - Вып. 2. - С.45-67.  

[45] Тифлов В.Е., Скалон О.И., Ростигаев Б.А. Определитель блох Кавказа. - Ставрополь, 1977. - 277 с.

[46] Попова Е.В. О видовом составе и распространении иксодовых и гамазовых клещей в очагах туляремии Ставропольского края // Микробиология, эпидемиология и профилактика инфекционных заболеваний. - Ставрополь, 1971. - Ч. 1. - С. 240-246.

[47] Зуев В.Ф. Начертание естественной истории. - 1786.

[48] Соколов В.Е. Систематика млекопитающих. - 1975-1979.

[49] Наумов Н.П., Карташов Н.Н. Зоология позвоночных. - 1979.

[50] Ильичев В.Д., Карташов Н.Н., Шилов И.А. Общая орнитология. - 1982.

[51] Даль С.К. Ландшафтно-экологический очерк позвоночных животных в местах возможной природной очаговости бруцеллёза в Ставропольском крае // Тр. н.- и. противочумн. ин-та Кавказа и Закавказья. - Ставрополь, 1959. - Вып. 2. - С. 34-65.

[52] Темботов А.К. Териокомплексы высотных поясов Кавказа в связи со структурой поясности // Тезисы докл. 4 межвуз. конф. - Одесса, 1966. - С.280-281.; Темботов А.К. О закономерностях географического распространения животного населения Кавказа и их изучение // Мат-лы 3 зоол. конф. педагогических институтов РСФСР. - Волгоград, 1967. - С. 151-152.; Темботов А.К. Млекопитающие горной части Северного Кавказа (Эколог. анализ географического распространения): Автореф. дисс...д-ра биол. наук. - Свердловск, 1970. - 31 с.; Темботов А.К., Темботова Э.Ж. Параметры крови млекопитающих как основа прогнозирования численности и распространения их в горах Кавказа // Грызуны. Мат-лы 5 Всесоюзн. совещ. - Саратов, 1980. - С. 290-291.; Темботов А.К., Шхашамишев Х.Х., Хатуг А.М. О закономерностях структуры ареалов и географической изменчивости млекопитающих в горах Кавказа // Млекопит. СССР. 3 съезд Всес. Териол. об-ва. - М., 1982. - ч. 1. - С. 140-141.

[53] Голубев П.Д., Добронравов В.П., Потапова Е.А., Сорокина З.С. Фауна грызунов природных очагов чумы Северного Кавказа в связи с их территориальным размещением // Особо опас. инф-ции на Кавказе. - Ставрополь, 1974. - Вып. 1. - С. 23-26.

[54] Тарасов М.П. Изменения структуры населения грызунов в степных районах Центрального Предкавказья // 8-я Всесоюзн. зоогеограф. конф. - М., 1984. - С. 143-144.; Тарасов М.П. Материалы по экологии лесной мыши на Северном Кавказе // Бюлл. Моск. об- ва испыт. природы. Отд. биол. - 1988. - Т. 93, вып. 2. - С. 53-61.; Тарасов М.П. Мелкие млекопитающие в погадках хищных птиц степного Предкавказья // Бюлл. МОИП. Отд. биол. - 1979 а. - Т.84, вып. 4. - С. 79-81.; Тарасов М.П. Природные очаги туляремии на Кавказе: Автореф. дисс...докт. биол. наук. - Ставрополь, 1991. - 31 с.; Тарасов М.П. Определитель грызунов и зайцеобразных Северного Кавказа // Вестн. Ставропольского ун-та (отд. оттиск). - Ставрополь, 1999. - Вып. 3, 4. - С. 145-165.; Тарасов М.П. Структура населения и численность грызунов в Степном Предкавказье // Научно-исслед. противочумн. ин-тут Кавказа и Закавказья. - Ставрополь, 1985. - 19 с. - Депон. в ВИНИТИ 19.06.85. - №4387.; Тарасов М.П., Бацин В.Т., Газиев С.М., Казянов В.П., Сорокина З.С. Структура популяций мелких млекопитающих в природных очагах туляремии на Северном Кавказе // Эпидемиол. и профилакт. природноочаг. инфекций. - Саратов, 1981. - С. 95-100.; Тарасов М.П., Пилипенко В.Г., Щекина Т.А., Руднев М.М., Басилова Г.И., Марданишин Г.Г., Митрофанова Л.И., Томаева Л.Д. Серологические исследования погадок хищных птиц в степных районах Центрального Предкавказья // Проблемы особо опасных инфекций. - Саратов, 1979 б. - № 6 (70). - С. 60-64.; Тарасов М.П., Пилипенко В.Г., Щёкина Т.А., Тифлова Л.А. К эпизоотологии туляремии в очаге степного типа в Центральном Предкавказье. Сообщение 1. Численность грызунов и проявление эпизоотий туляремии // Особо опасные инф-ции на Кавказе. - Ставрополь, 1978 б. - С. 82-84.; Тарасов М.П. Материалы по экологии лесной мыши на Северном Кавказе // Бюлл. Моск. об- ва испыт. природы. Отд. биол. - 1988. - Т. 93, вып. 2. - С. 53-61.; Тарасов М.П. Природные очаги туляремии на Кавказе: Автореф. дисс...докт. биол. наук. - Ставрополь, 1991. - 31 с.; Тарасов М.П. Определитель грызунов и зайцеобразных Северного Кавказа // Вестн. Ставропольского ун-та (отд. оттиск). - Ставрополь, 1999. - Вып. 3, 4. - С. 145-165.

[55] Ткаченко В.С. Колебания численности мышевидных грызунов в лесах Тебердинского заповедника // Тр. Тебердин. запов. - Ставрополь, 1962. - Вып. 4. - С. 167-181.; Ткаченко В.И. Особенности экологии некоторых грызунов-норников на поливных землях Восточного Ставрополья // Фауна Ставрополья. - Ставрополь, 1992. - Вып. 4. - С. 109-112.

[56] Левченко Б.И., Тихенко Н.И., Тарасов М.П., Брюханов А.Ф., Каршин С.П., Дегтярёва Л.В. Влияние антропогенного воздействия на видовой состав и численность мелких млекопитающих в природном очаге туляремии степного типа Ставропольского края // Мат-лы науч. конф. по проблемам зоонозных и др. инфекц. болезней. - Ставрополь, 1994. - С. 47-60.

[57] Тихенко Н.И., Левченко Б.И. Некоторые особенности динамики численности диких грызунов в очаге туляремии в Ставропольском крае // Практ. конф., посвящ. 100-летию обр. п.-ч. службы. - Саратов, 1997. - Т. 1. - С. 32-41.

[58] Кругликов В.М., Шальнева А.М., Гузачева В.Я., Титрова А.И., Зайцев А.А., Покровская Е.В., Попова Е.В., Ляшенко В.Д. Источники лептоспирозной инфекции в природе (по матер. Ставроп. края) // 10-е совещание по паразитологическим проблемам и природноочаг. болезням. - М. - Л., 1959. - Вып. 1. - С. 128-129.

[59] Шаферштейн Д.Л., Покровская Е.В., Фатеева З.С., Панаюдиди Е.Г., Зайцев А.А., Мельников В.С. Эпидемиологические особенности и методические основы профилактики лептоспирозов в Ставропольском крае // Проблемы зоонозов. - Ставрополь, 1964. - С. 88-91.; Шаферштейн Д.Л., Покровская Е.В. О новом типе лептоспир серологической группы Pomona, выделенном от диких грызунов в Ставропольском крае // Зоонозы. - Ставрополь, 1966. - С. 259-265.

[60] Руднев М.М., Неляпин Н.М., Абрамов В.А., Куликова Г.Г., Таран И.Ф. Ландшафтно-эпизоотологическая характеристика очага выявления бруцеллёзных культур от мышевидных грызунов // Зоонозы. - Ставрополь, 1966. - С. 109-115.

[61] Пилипенко В.Г., Щёкина Т.А. Некоторые итоги многолетнего изучения структурных особенностей природного очага туляремии степного типа в Ставропольском крае // Переносчики особо опасных инф-ций и борьба с ними. - Ставрополь, 1970. - С. 483-498.

[62] Тарасов М.А. Динамика численности мышевидных грызунов в зоне хвойного леса и альпийских лугов в Тебердинском заповеднике // Физиол. и популяц. экол. жив-ных. - Саратов, 1976. - Вып. 3 (5). - С. 51-75.

[63] Тинкер Ю.А., Дранов И.Ю., Иванов А.П., Резапкин Г.В., Башкирцев В.Н., Брудный Р.А., Ткаченко Е.А. Изучение природной очаговости крымской геморрогической лихорадки, клещевого энцефалита и лимфоцитарного хориомененгита на территории Краснодарского и Ставропольского краев // Особо опасные инф-ции на Кавказе. - Ставрополь, 1984. - С. 73.

[64] Коренберг Э.И., Горелова Н.Б., Postic D., Котти Б.К. Новые для России виды боррелий - возможные возбудители иксодовых клещевых боррелиозов // Журн. микробиол., эпидемиол. и иммунобиологии. - 1999. - С.3-4.

[65] Никифоренко В.И., Теплова Е.И., Котти Б.К., Бабенков Л.В. Иксодовые клещи Ставрополья // Диагностика, лечение и профилактика заболеваний сельскохозяйственных животных. - Ставрополь, 2000. - С.23-36.

[66] Ткаченко В.С., Котти Б.К., Каршин С.П. Изменения состава грызунов под воздействием интенсивного земледелия в Восточном Ставрополье // Фауна Ставрополья. - Ставрополь, 1993 а. - Вып. 5. - С. 82-85.

[67] Гептнер В.Г. Краткий определитель млекопитающих Дагестана. - Махачкала, 1926. - 23 с.

[68] Красовский Д.Б. Материалы к познанию фауны наземных позвоночных Рутульского кантона Дагестанской АССР // Изв. 2-го Северокавк. пед. инст. - Махачкала, 1932. - Т.9. - С. 67-78.

[69] Свириденко П.А. Грызуны Азово-Черноморского и Орджоникидзевского краев и Дагестана // Учен. зап. МГУ. - 1937. - Вып. 18. - С.31-52.; Свириденко П.А. Питание мышевидных грызунов и их значение в проблеме возобновления леса // Зоол. журн. - 1940. - Т. 19, вып. 4. - С.681-703.; Свириденко П.А. К методике определения величины выводка у грызунов по плацентарным пятнам // Бюлл. Моск. общ. испыт. природы, отд. биол. - 1958. - Т. 63, вып. 2. - С. 91-98.

[70] Формозов А.Н. Заметки о млекопитающих Северного Кавказа // Уч. зап. Сев.- Кавк. инст. краеведения. - Владикавказ,1926. - Т. 1. - С.31-42.; Формозов А.Н., Гептнер В.Г. Млекопитающие Дагестана // Сб. трудов Гос. Зоол. Музея МГУ. - М., 1941. - Т. 6. - С. 45-81.

[71] Лавровский А.А., Колесников И.М. Материалы к познанию фауны грызунов Дагестанской АССР // Тр. науч.-иссл. противоч. инст. Кавказа и Закавказья. - Ставрополь, 1956. - Вып. 1. - С. 34-45.

[72] Павлов А.Н. Возрастно-половая структура популяций некоторых видов грызунов в Северном Дагестане и её динамика // Соврем. пробл. изуч. динам. числ. попул. жив-ных. - М., 1964. - С. 73-75.

[73] Лавренченко Л.А., Лихнова О.П. Аллозимная и морфологическая изменчивость трёх видов лесных мышей подрода Sylvaemus Дагестана в условиях симбиотопии // Зоол. журн. - 1995. - Т. 74, №5. - С. 107-119.

[74] Батиашвили И.Д., Супаташвили Ш.М. Материалы к изучению фауны грызунов Тебердинского заповедника и о некоторых биотических факторах, регулирующих их размножение // Тр. Инст. защ. раст. АН ГССР. - 1949. - Т. 6. - С. 67-75.

[75] Жарков И.В. Экология и значение лесных мышей в лесах Кавказского заповедника // Труды Кавк. госуд. запов. - М., 1938. - Т.1. - С.34-45.; Жарков И.В. Динамика численности мышевидных грызунов в лесах Кавказского заповедника // Эколог. конф. по пробл. масс. размнож. жив-ных и их прогноз. - Киев, 1940. - С. 23-25.; Жарков И.В. Колебания численности мышевидных грызунов в Кавказском заповеднике // Тр. Кавк. запов. - М., 1949. - Вып. 3. - С.34-36.

[76] Александров В.Н. Млекопитающие Кавказского заповедника // Труды Кавказского гос. заповедника. - Краснодар, 1965. - Вып.8. - С. 43-52.

[77] Шилова С.А., Троицкий Б.Б., Мальков Г.Б., Белькович В.М. Значение подвижности лесных мышевидных грызунов в распределении клещей Ixodes persulcatus P. Sch. в очагах весенне-летнего энцефалита // Зоол. журн. -1958. - Т. 37, вып. 6. - С. 931-938.; Шилова С.А., Каршин А.А., Щипанов Н.А. Антропогенная трансформация фауны мелких млекопитающих севера Ростовской области // Зоол. журн. - 1994. - Т. 73, вып. 3. - С. 98-103.

[78] Енукидзе Г.П. Материалы к изучению лесной мыши (Silvimus silvaticus L.) в условиях Лагодехского заповедника // Тр. Зоол. ин-та АН ГССР. - Тбилиси, 1947. - Т. 7. - С. 54-68.

[79] Верещагин Н.К. К экологии и эпидемиологическому значению грызунов Ленкоранской низменности и горного Талыша // Тр. Зоол. ин-та АН Аз ССР. - 1949. - Т. 13. - С. 54-65.

[80] Мейер М.Н., Схолль Е.Д. Эколого-фаунистический очерк млекопитающих Варташенского района Азербайджанской ССР // Уч. зап. Ленингр. ун-та. Сер. биол. наук. - 1954. - Вып. 38, №181. - С. 64-78.

[81] Алекперов Х.М., Ерофеева С.Н. Экологические особенности лесной мыши (Apodemus sylvaticus Linn.) на южных склонах Большого Кавказа в пределах Азербайджана // Фауна и экология наземн. позв. Азербайджана. -1965. - С. 67-75.   

[82] Тихонова Г.Н. Особенности обитания вида в разных частях ареала (на примере полевой мыши Apodemus agrarius Pall.): Автореф. дисс. ... канд. биол. наук. - М., 1990. - 18 с.; Тихонова Г.Н., Карасёва Е.В., Богомолов П.Л. Основные изменения ареала полевой мыши в Советском Союзе за последние 30-40 лет // Синантропия грызунов и ограничение их числ. - М., 1992. - С. 301-322.

[83] Смирин Ю.М. Об устойчивости внутрипопуляционных группировок лесных мышей // Бюлл. МОИП, отд. биол. - 1977. - Вып. 82, №3. - С. 5-11.; Смирин Ю.М. Взаимоотношения в размножающейся группировке лесных мышей // Бюлл. МОИП, отд. биол. - 1979. - Вып. 84, №6. - С. 35- 45.; Смирин Ю.М., Шилова С.А., Щипанова Н.А. Попытка направленного изменения социального поведения лесных мышей с помощью фармакологических средств // Экология. - 1985. - № 5. - С. 85-87.

[84] Молоков Г.Б. К биологическим основам борьбы с грызунами в очагах клещевого энцефалита. - М., 1959. - 97 с.

[85] Степанов П.Н. Сравнительное изучение возрастных изменений у грызунов в период роста // Зоол. журн. - 1938. - Т. 27, вып. 5. - С.112-145.

[86] Величко М.А. О некоторых особенностях строения пищевода и желудка диких грызунов // Уч. зап. Ленинград. пед. ин-та им. Н.К. Крупской, ф-тет естествозн. - 1939. - Т. 20, №20. - С. 65-76.; Величко М.А., Мокеева Т.М. О некоторых характерных особенностях строения и функции кишечников грызунов // Тр. Всес. ин-та защ. раст. -1949. - Т. 2. - С. 157-160.

[87] Воронов А.Г. Питание некоторых мышевидных грызунов и его влияние на их размножение: Автореф. дисс...канд. биол. наук. - М., 1947. - 22с.; Воронов А.Г. Влияние кормового режима некоторых грызунов на их размножение // Вторая экол. конф. Тез. докл. - Киев, 1950. - ч. 2. - С.56-57.; Воронов А.Г. Особенности кормового рациона некоторых грызунов // Зоол. журн. - 1954. - Т. 33, вып. 1. - С. 184-196.

[88] Башенина Н.В. О кормлении мелких грызунов в лабораторных условиях // Вестн. Моск. ун-та. - 1965. - №5. - С. 34-56.; Башенина Н.В. Пути адаптаций мышевидных грызунов. - М., 1977. - 355 с.

[89] Воронцов Н.Н. Эволюция пищеварительной системы грызунов (мышеобразных). - Новосибирск, 1967. - С. 142-154.

[90] Абатуров Б.Д., Кузнецов Г.В. Изучение интенсивности потребления пищи грызунами // Зоол. журн. - 1976. - Вып.55, №1. - С.122-127.

[91] Кулюкина Н.М. Сравнительное потребление кормов мышами и полевками // 2-й съезд Всес. териол. об-ва. - 1978. - С.149-150.

[92] Наумова Е.И. Функциональная морфология пищеварительной системы грызунов и зайцеобразных. - М., 1981. - 261 с.

[93] Ларина Н.И., Голикова В.Л. Изучение полового цикла самок лесных мышевидных грызунов в природе // Мат-лы по грызунам. - М., 1960. - Вып. 6. - С. 35-65.; Ларина Н.И. О постоянстве границ видов и эволюционном значении межвидовых отношений: Автореф. дисс...д-ра. биол. наук. - М., 1961. - 31 с.

[94] Щеглова А.И. Влияние беременности на суточный ритм активности грызунов // Докл. АН СССР. - 1952. - Т. 83, вып. 6. - С. 973-976.

[95] Голикова В.Л., Ларина Н.И. Географические изменения уровня и динамики численности лесных мышевидных грызунов в Европейской части СССР // Фауна и экология грызунов. - М., 1966. - Вып.8. - С. 28-43.

[96] Максимов А.А. Многолетние колебания численности животных, их причина и прогноз. - Новосибирск, 1984. - 169 с.

[97] Московские териологи. - Москва, 2001.

[98] Протисты: Руководство по зоологии. Ч. 1. - СПб.: Наука, 2000.






В ОПЕК думают о Кемерово

1 ноября в Кемерово многое изменится. Рассматривая вопрос о вступлении России в ОПЕК, страны картеля решили открыть свое представительство именно в Кемерово, на Калугинском бульваре. Александр Сергеевич Косопкин, как официальный представитель Администрации Президента, высоко оценил этот шаг, а Aлмaз Aхметшин , будущий глава представительства, пообещал как можно более выгодные результаты для обеих сторон.