ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ РЕЦЕССИИ: ПРОБЛЕМЫ СУБЪЕКТИВИЗМА

Статья в формате PDF 288 KB

Для любого хозяйствующего субъекта очень важной проблемой является вовремя определить начало кризиса, которое является сигналом к тому, что все прогнозы финансово-хозяйственной деятельности необходимо немедленно скорректировать с учетом новых условий. Однако представляется, что критерии оценки экономических спадов уже давно устарели, т.к. значительно усложнились экономические отношения, экономические процессы, усложнилась и структура самих кризисов.

В чем же проявились главные изменения? Ответ на этот вопрос во многом зависит от того, что понимается под словом «рецессия».

Большинство экономистов считают, что рецессия подразумевает сокращение реального ВВП. Однако именно это создает большую путаницу; стандартное определение рецессии давно следует пересмотреть.

Для обычного человека рост безработицы означает рецессию. Между тем экономисты считают, что рецессия наступает в том случае, если страна два квартала подряд показывает сокращение ВВП, что, по меньшей мере, странно. Если экономика в одном квартале растет на 2 %, а затем в последующие два квартала снижается на 0,5 %, она считается подверженной рецессии. Но если ВВП в первом квартале растет на 2 %, затем на 0,5 %, а затем падает на 2 %, экономика такой не считается, хотя, совершенно очевидно, что во втором случае она слабее. На самом деле, в период прошлой рецессии в США в 2001 году экономика никогда не сокращалась на протяжении двух кварталов подряд.

Однако дело не только в правиле «двух кварталов»; сами данные по ВВП также могут вводить в заблуждение. Первая проблема заключается в том, что они подвержены значительным пересмотрам. Кевин Дейли, экономист из Goldman Sachs, в своем исследовании обнаружил, что с 1999 г. квартальные темпы роста ВВП в США в среднем пересматривались на 0,4 % в год в сторону понижения между первой и окончательной оценкой. Между тем показатели в Еврозоне и Великобритании, напротив, в среднем были пересмотрены на 0,5 % в сторону повышения. И в самом деле, есть все основания полагать, что экономисты еще пересмотрят некоторые впечатляющие данные и в РФ. Альтернативный показатель, валовый национальный доход (ВНД) и исследования экономистов из ФРС показали, что зачастую ВНД намного надежнее ВВП в качестве индикатора начала рецессии.

Есть ряд причин, по которым не стоит уделять слишком большое внимание ВВП, пытаясь определить момент наступления рецессии или сравнивая темпы замедления роста различных экономик. Комитет по определению бизнес-циклов из Национального бюро экономических исследований (NBER) - официальный американский арбитр рецессий - строит свои суждения на базе ежемесячных данных по объему производства, уровню занятости, реальному доходу и оптовой и розничной торговле.

Но даже более глубокий подход NBER все же является слишком упрощенным способом определения рецессии как абсолютного снижения экономической активности. Это может привести к возникновению проблем при сравнении глубины спадов в различных циклах и между разными странами. Допустим, что у страны «А» долгосрочный потенциальный рост составляет 3 %, а у страны «Б» - всего 1,5 % из-за медленного роста рабочей силы. В стране «А» годовой рост ВВП на уровне 2 % приведет к увеличению безработицы (что заставит ее жителей почувствовать рецессию), но такой же рост ВВП в стране «Б» будет способствовать снижению безработицы. Точно также, если быстрый рост производительности способствует увеличению потенциальных темпов роста экономики, как это было в США, начиная с 1990-х, экономический спад, скорее всего, не приведет к абсолютному сокращению объемов производства.

Таким образом, было бы разумнее определять рецессию, как период, когда темпы роста падают значительно ниже своих потенциальных значений. Но даже если этот способ является более точным в плане оценки рецессии, то потенциальные темпы роста определить крайне сложно, причем сохраняется проблема пересмотра статистики по ВВП.

Одним из решений может стать акцент на данных по безработице, которые хоть и не идеальны, но более своевременны и в меньшей степени подвержены пересмотрам. Рост безработицы - хороший сигнал о том, что темпы роста упали ниже потенциала. Кроме того, это соответствует упрощенному пониманию рецессии, прижившемуся среди обывателей. В течение последних 50 лет всякий раз, когда безработица увеличивалась на ≥ 0,5 % NBER (обычно со значительным опозданием) объявлял о рецессии. В Европе компании гораздо медленнее сокращают рабочие места, поэтому безработица может быть запаздывающим индикатором. Но даже в этом случае ставка безработицы, как правило, начинает расти через несколько месяцев после начала рецессии.

В конечном итоге экономистам не позавидуешь: они пытаются спрогнозировать дальнейшее развитие экономики посредством различных показателей, и порой им это удается, но порой - нет. «Консенсус-прогноз никогда не предвещал рецессию», - замечает Пол Кэсрил, экономист из Northern Trust. То есть прогноз никогда не учитывает и в принципе не может автоматически предсказать резкое падение экономики. А такие ошибки особенно дорого стоят.

Отчасти трудности с прогнозированием рецессии связаны с тем, что экономический рост воспринимается как норма, тогда как сокращение ВВП - нет. Лучше уж сказать, что по прогнозам экономика будет расти, чем делать более рискованные заявления насчет рецессии: это и есть тот пресловутый психологический фактор в экономике, который зачастую мешает вовремя определить начало экономического спада.

Еще одна сложность - изменение трендов в экономических науках и, как следствие, отход на второй план прежних показателей. Например, индекс опережающих индикаторов, который является средневзвешенным индексом таких опережающих деловой цикл базовых показателей, как: производственные заказы, количество заявок на получение пособий по безработице, показатели денежной массы, размер средней рабочей недели, разрешения на строительство недвижимости, цены на основные акции, заказы на товары длительного пользования, индекс доверия потребителей. Считается, что индекс опережающих индикаторов характеризует развитие экономики в течение последующих шести месяцев. Существует также эмпирическое правило, что выход значения индикатора в отрицательную область в течение трех месяцев подряд является индикатором замедления развития экономики страны. Но как выяснилось, публикация данного индекса практически не оказывает влияния на рынок, и это объясняется тем, что публикация индекса выходит через месяц после отчетного периода, т.е. все основные показатели уже опубликованы; таким образом, данные индекса отражают ситуацию даже не в прошлом, а в позапрошлом месяце.

Виктор Зарновиц, представитель Conference Board, в целом согласен с тем, что статистика прогнозов «не слишком впечатляет», и также разделяет мнение о том, что после Второй мировой войны экономисты «не улавливали» начала рецессии. Впрочем, эксперт считает, что последнее время экономисты лучше справляются со своей задачей. «Да, начало проблем в текущем экономическом цикле они по большей части пропустили. Однако быстро сориентировались и признали замедление экономического роста, и эта быстрая переоценка помогла принять меры по стимулированию экономики». Значит при правильном и полноценном подходе, несмотря на все трудности, вполне возможно вовремя заметить начало рецессии, что является первостепенной задачей для прогнозирования в целом, т.к. сам прогноз к новым условиям уже подстроиться не сможет, и в итоге в неведении останется большинство экономических агентов, что приведет к еще большей эскалации негатива.

Другой отличительной особенностью кризис-прогнозирования является прогноз расходной части бюджета. Так, если прогноз доходов в значительной степени зависит от финансово-экономической ситуации в стране, то прогноз расходов должен строиться на оценке выполнения обязательств, которые заранее определены нормативно-правовыми актами и решениями Правительства относительно изменений бюджетной политики. Последнее свидетельствует о существенной ограниченности возможностей прогнозирования расходов на основе макроэкономических взаимосвязей. Прогноз расходов, как правило, в преобладающей мере обусловливается не объективными макроэкономическими показателями, а субъективными факторами (читай - волевыми решениями). А в условиях сокращения доходов влияние субъективных факторов становится все сложнее и, более того, обязательства государства (а, следовательно, и его расходы) с учетом кризисной ситуации будут только расти, т.к. все большей части населения нужна будет социальная поддержка.

Таким образом, основными задачами экспертов или иных специалистов по прогнозированию в кризисный период являются следующие:

а) необходимо вовремя заметить и правильно понять все внешние изменения, которые приведут к значительным колебаниям, например, параметров бюджета, но которые нельзя предсказать математическим путем;

б) постараться абстрагироваться от неподкрепленных оптимистических прогнозов;

в) в полной мере выполнить обязательства перед своими контрагентами.






В ОПЕК думают о Красноярске

8 марта в Красноярске многое изменится. Рассматривая вопрос о вступлении России в ОПЕК, страны картеля решили открыть свое представительство именно в Красноярске, в 15-м микрорайоне. Петр Михайлович Латышев, как официальный представитель Администрации Президента, высоко оценил этот шаг, а Захаров Виктор , будущий глава представительства, пообещал как можно более выгодные результаты для обеих сторон.